9 млн доначислений за дробление бизнеса. Как избежать налоговой катастрофы

Организации прибегают к дроблению бизнеса ради снижения налоговой нагрузки. Между реальной оптимизацией и формальным разделением проходит очень тонкая грань. Последнее время чаша весов склоняется в пользу ФНС, которая научилась оперативно и мотивированно доказывать факты уходов от налога.

Что инспекторы и суд подразумевают под дроблением и как доказывается данный факт в суде, расскажу в этом посте.

Каковы признаки дробления бизнеса

Верховный Суд (ВС), рассматривая вопросы дробления бизнеса[1], вывел несколько критериев злоупотребления правом, которые могут свидетельствовать о получении необоснованной налоговый выгоды:

  1. Доходы распределяются между несколькими юридическими лицами или ИП, которые фактически прикрывают деятельность одной фирмы. При этом у главной организации имеются все ресурсы для ведения хозяйственной деятельности, но отсутствуют условия применения УСН.
  2. Несколько юрлиц ведут единый бизнес, объединив материальные, трудовые и финансовые ресурсы. При этом их общая деятельность не отвечает условиям применения УСН по количеству сотрудников, размеру прибыли, стоимости активов.

Позиция ВС основана на положениях Постановления Пленума ВАС РФ от 12.10.2006 года № 53 Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды, согласно которым о необоснованной налоговой выгоде могут свидетельствовать следующие факты:

  • юридическое лицо не обладает материально-техническими и трудовыми ресурсами для производства продукции и оказания услуг,
  • отражение в отчетности только тех сделок, которые создают налоговую выгоду,
  • налогоплательщик указывает в документах значительные объемы товара, которые не могли быть произведены.

Кроме того, в Постановлении Пленума ВАС № 53 приведены признаки, которые поодиночке не могут служить основанием для выводов о дроблении бизнеса:

  • юрлицо недавно открылось,
  • партнеры по договорам взаимозависимы,
  • сделки и операции проводятся не постоянно или осуществлялись однократно,
  • юрлицо привлекалось к налоговой ответственности,
  • сделки проводятся не по месту регистрации и расположения основных производств налогоплательщика,
  • все расчеты между партнерами проходят через один банк,
  • наличие транзитных платежей между контрагентами по взаимосвязанным сделкам,
  • юрлицо привлекает посредников для сделок.

Вышеуказанные условия сами по себе не свидетельствуют о нарушениях налогового законодательства, однако в совокупности с другими доказательствами могут послужить основанием для привлечения к ответственности.

Как складывается судебная практика

ФНС основательно подходит к вопросам доначисления налогов. При проведении проверок инспекторы документально подтверждают каждый свой вывод и выстраивают серьезную доказательственную базу. В связи с тем, что большинство решений налоговой инспекции проходят через суд, за годы практики ФНС выстроила четкую стратегию сбора доказательств и отстаивания своей позиции в арбитраже. Так, в 2017 году было опубликовано письмо ФНС России от 11.08.2017 N СА-4-7/[emailprotected] О направлении обзора судебной практики, связанной с обжалованием налогоплательщиками ненормативных актов налоговых органов, вынесенных по результатам мероприятий налогового контроля, в ходе которых установлены факты получения необоснованной налоговой выгоды путем формального разделения (дробления) бизнеса и искусственного распределения выручки от осуществляемой деятельности на подконтрольных взаимозависимых лиц. В данном письме содержится перечень обстоятельств, свидетельствующих о дроблении бизнеса:

  • участники схемы применяют УСН или ЕНВД,
  • налоговое бремя участников уменьшилось или изменилось при дроблении,
  • организаторы схемы получают выгоду от ее реализации,
  • участники осуществляют одну и ту же деятельность,
  • взаимозависимые лица открыты непосредственно перед увеличением масштабов бизнеса, расширения штата сотрудников,
  • участники схемы несут расходы друг за друга,
  • лица взаимозависимы,
  • на участников работают одни и те же сотрудники, которые распределены формально,
  • у подконтрольных лиц нет кадровых и материальных ресурсов,
  • участники используют одни и те же вывески, контакты, сайт, адреса, банки, ККТ, терминалы и т.п.,
  • участники схемы совершают сделки только друг с другом, либо контрагенты у всех аффилированных лиц являются общими,
  • руководство всеми участниками осуществляется одними лицами,
  • единое ведение бухгалтерского учета, кадров, подбора персонала, юридического сопровождения, логистики и т.д.,
  • в качестве законных представителей участников работают одни лица,
  • результаты деятельности (количество сотрудников, площади, уровень дохода) близки к предельным значениям, ограничивающим право на применение специальной системы налогообложения,
  • по данным отчетности у основной организации снизилась рентабельность после введения схемы,
  • участники распределяют между собой контрагентов по сделкам.

Фактически данный перечень идет в унисон с Пленумом.

Каждый конкретный случай ухода от налогообложения рассматривается инспекцией в индивидуальном порядке в зависимости от характера финансово-хозяйственной деятельности организации и представленных документов.

Доказать неправомерность выводов налогового органа крайне трудно. Судебная практика складывается в пользу ФНС.

Так, АО Грузовое автомобильное акционерное общество № 2 обратилось в Арбитражный суд Республики Тыва с заявлением к Управлению ФНС об оспаривании решения об отказе в привлечении к налоговой ответственности[2]. Налоговая инспекция доначислила АО налоги в размере более 9 млн руб., но освободила его от налоговой ответственности в связи с истечением сроков исковой давности.

Истец считал неправомерным:

  • вывод налогового органа о дроблении бизнеса между тремя аффилированными лицами: АО и двумя предпринимателями,
  • доначисление налогов в общей сумме более 9 млн. руб.,
  • проведение повторной налоговой проверки, поскольку при первоначальной не было выявлено нарушений.

Представители АО и третьи лица – подконтрольные индивидуальные предприниматели отрицали наличие между ними взаимосвязи и настаивали на самостоятельном факте ведения хозяйственной деятельности.

Налоговый орган в обоснование правомерности своих действий представил следующие доказательства:

  • предприниматели являются участниками, работниками АО и состоят в близком родстве с другими собственниками общества,
  • у общества наблюдается уменьшение налогового бремени,
  • единый вид деятельности для всех лиц розничная торговля
  • моторным топливом,
  • использование одного и того же имущества (транспортные средства, АЗС, ККТ),
  • наличие счетов в одном банке и проведение синхронных расчетов,
  • предпринимательская деятельность осуществляется по адресу АО, договоры аренды носят формальный характер,
  • участники схемы используют единые вывески и фирменный стиль,
  • руководители общества имеют право распоряжаться деньгами на счетах предпринимателей,
  • отсутствие у ИП, принадлежащих им основных и оборотных средств,
  • главный бухгалтер АО также является главным бухгалтером и представителем ИП,
  • АО оплачивает услуги связи, Интернет, коммунальные услуги в полном объеме за предпринимателей,
  • совпадают IP-адреса используемых компьютеров,
  • наличие единых контрагентов, осуществление закупки нефтепродуктов у одного и того же поставщика,
  • привлечение одних и тех же работников, использование единого имущества,
  • отсутствие первоначального капитала у ИП, что подтверждается нулевыми декларациями. Один из ИП не имел финансовой возможности для ведения бизнеса и до регистрации в качестве ИП являлся студентом,
  • аффилированные лица имели одних и тех же представителей.

На основании данных фактов налоговый орган пришел к выводу, что схема создана участниками с целью соблюдения условий, необходимых для применения УСН. При данной схеме налоговая нагрузка организации снизилась более, чем в 3 раза.

Таким образом, по результатам повторной выездной налоговой проверки обществу начислены налоги на сумму более 9 млн руб.

Суд первой инстанции позицию налогового органа поддержал и усмотрел в деятельности предпринимателей и АО целенаправленные действия по уходу от общей системы налогообложения.

Относительно доводов о незаконности повторной выездной налоговой проверки суд указал, что вышестоящий налоговый орган вправе проверить результаты работы нижестоящего ведомства. При проведении повторной проверки деятельность налогоплательщика анализируется заново. Таким образом, даже при отсутствии нарушений при первоначальной проверке при повторной могут быть выявлены недоимки по налогам и начислены пени.

АО не согласилось с выводами Арбитражного суда Республики Тыва и подало апелляционную жалобу[3].

Третий арбитражный апелляционный суд отказал в удовлетворении жалобы АО. Суд подтвердил, что действия заявителя, установленные в ходе выездной налоговой проверки, направлены на минимизацию налоговых обязательств и на получение необоснованной налоговой выгоды.

В части доводов жалобы о незаконности повторной проверки апелляционный суд указал, что данная проверка не являлась самостоятельной, а была направлена на оценку эффективности первоначальной.

Получив отказ, истец обратился в кассационную инстанцию[4]. Арбитражный суд Восточно-Сибирского округа согласился с выводами предыдущих инстанций и указал, что у АО отсутствовала реальная необходимость в создании дополнительных лиц, осуществляющих идентичную деятельность. На протяжении многих лет АО работало самостоятельно, бизнес был рентабельным. При передаче части бизнеса ИП общество продолжало осуществлять контроль над ними, все сделки носили формальный характер.

В итоге кассационный суд оставил судебные акты первой и апелляционной инстанции без изменения, кассационную жалобу без удовлетворения.

На основе анализа данного судебного дела можно сделать следующие выводы:

  1. Налоговый орган держит на постоянном контроле вопросы ухода от налогообложения через дробление бизнеса. Ведомство уже давно отошло от формального подхода к проведению проверок. Вся документация, отчетность и финансово-хозяйственная деятельность организаций подвергается детальному анализу. Инспекторы опрашивают свидетелей, проводят осмотры помещений, изучают родственные связи. На помощь ФНС приходят современные технологии и отлаженные механизмы взаимодействия с иными ведомствами.
  2. ФНС имеет тщательно отработанную методику выявления дробления бизнеса, которая совершенствуется из года в год.
  3. После выездной налоговой проверки не стоит расслабляться, так как за ней может последовать повторная проверка вышестоящего налогового органа.
  4. По результатам повторной проверки могут быть произведены значительные доначисления налога и применены санкции в виде штрафов. Такая ситуация возможна, даже если инспекторы в первой проверке не нашли нарушений.

Предприниматели свободны в осуществлении своей финансово-хозяйственной деятельности. Однако не всегда решения руководства фирмы носят правомерный характер. Каждая ситуация индивидуальна. При решении налоговых вопросов рекомендую своевременно привлекать квалифицированных юристов.

[1] Определение Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда Российской Федерации от 23.03.2022 N 307-ЭС21-17713 по делу N А66-1735/2019.

[2] Решение Арбитражного суда Республики Тыва от 14 апреля 2022 года по делу № А69-2455/2021.

[3] Постановление Третьего арбитражного апелляционного суда от 04.08.2022 по делу N А69-2455/2021.

[4] Постановление Арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 02.11.2022 N Ф02-5425/2022 по делу № А69-2455/2021.

Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
guest