Суд ЕС повышает ставки в конфликте с Польшей: 1 млн евро в день за неисполнение обеспечительных мер

Вот уже несколько лет в Европейском Союзе идет беспрецедентная по накалу страстей, по уровню и количеству участников судебно-правовая битва по поводу реформы судебной системы, начатой в Польше правящей коалицией в 2017 году. В этот конфликт оказались втянуты правительство Польши и выступающий на его стороне переформатированный Конституционный трибунал Польши, которым противостоит Европейская Комиссия и активно поддерживающие ее Суд ЕС и ЕСПЧ.

Камнем преткновения стали принятые в 2017 году новые правила о дисциплинарной ответственности судей Верховного суда и судов общей юрисдикции, в том числе и за содержание выносимых ими судебных решений. В рамках этой реформы внутри Верховного суда была создана отдельная Дисциплинарная палата (Izba Dyscyplinarna). Юрисдикция этой палаты предусматривала проведение дисциплинарных разбирательств в отношении судей Верховного суда и рассмотрение апелляционных жалоб по разбирательствам на уровне регионов в отношении судей судов общей юрисдикции. Состав новой Дисциплинарной палаты был сформирован из числа сторонников правящей партии, которые сразу начали возбуждать дисциплинарное производство против польских судей, в первую очередь тех, кто осмелился ставить под сомнение принимаемые правящей партией законы, направляя запросы в Суд ЕС об их соответствии принципам права ЕС.

В этой борьбе с действиями польского правительства, которые получили название ковровых бомбардировок по уничтожению независимости национальной юстиции, Европейскую Комиссию активно поддерживает Суд ЕС, впервые в своей истории неоднократно применивший обеспечительные меры против государства члена ЕС (см. пост 1 и пост 2).

Так, 8 апреля 2020 года Суд ЕС в рамках дела C-791/19 Commission v. Poland уже выносил распоряжение о применении обеспечительных мер к Польше в виде приостановления деятельности Дисциплинарной палаты Верховного суда. Однако это распоряжение так и не было исполнено. 14 июля 2021 года в рамках другого иска Европейской Комиссии к Польше в отношении реформы судебной системы (дело C-204/21) распоряжением заместителя Председателя Суда ЕС Польше было вновь предписано (а) приостановить деятельность Дисциплинарной палаты до вынесения Судом ЕС решения по существу иска, а также (б) приостановить исполнение всех решений, уже вынесенных Дисциплинарной палатой, которые разрешали возбуждение уголовных дел против судей или их арест.

Однако отсутствие какой-либо реакции со стороны институтов ЕС на неисполнение распоряжения от 8 апреля 2020 года спровоцировало Польшу снова пренебречь предписанными Судом ЕС обеспечительными мерами. На этот раз брошенный Польшей вызов грозил Европейской Комиссии и Суду ЕС потерей лица и авторитета, что обусловило их решимость повысить ставки. Для того, чтобы побудить Польшу исполнить меры, принятые Судом ЕС, как можно быстрее, Комиссия обратилась в Суд ЕС с просьбой применить к Польше финансовые санкции за неисполнение обеспечительных мер, принятых 14 июля 2021 года. Уже тогда в прессе появились утечки, что размер санкций, запрашиваемых Комиссией, может составить 1 млн евро за каждый день такого неисполнения.

Распоряжение по этому вопросу было вынесено заместителем Председателя Суда ЕС 27 октября 2021 года.

Рассмотренные Судом ЕС контраргументы Польши выглядели следующим образом.

Во-первых, Польша настаивала на том, чтобы такое ходатайство Европейской Комиссии с учетом его важности рассматривалось Большой Палатой Суда ЕС, а не единолично заместителем Председателя Суда.

Во-вторых, Польша утверждала, что решение о применении финансовых санкций является беспрецедентным, при этом критерии для их применения остаются неопределенными.

В-третьих, Польша указывала, что подобное решение о приостановке деятельности Дисциплинарной палаты уже однажды принималось Судом, и его неисполнение не повлекло за собой никакой реакции со стороны Комиссии. Поэтому Комиссия лишилась права требовать применения каких-либо санкций.

Все эти возражения были отклонены заместителем Председателя Суда ЕС.

Для начала он указал, что в соответствии со статьей 161 (1) Регламента Суда в сочетании со статьей 1 Решения 2012/671/ЕС Суда от 23 октября 2012 года заместитель Председателя Суда вправе самостоятельно принимать решения о запрошенных обеспечительных мерах или немедленно передавать соответствующие ходатайства на рассмотрение палаты Суда.

В отношении второго аргумента, то заместитель Председателя отметил, что обоснование права Суда ЕС накладывать финансовые санкции с целью побудить сторону спора к исполнению обеспечительных мер, равно как критерии, на которые должен ориентироваться Суд при рассмотрении этих вопросов, уже были сформулированы Большой палатой Суда в решении от 20 ноября 2017 года по делу о Беловежской пуще.

Напомним, что 27 июля 2017 года заместитель Председателя Суда ЕС издал распоряжение об обеспечительных мерах, как и просила Комиссия, обязав Польшу приостановить все операции по вырубке леса. Однако в беспрецедентном для истории европейской интеграции акте неповиновения Польша открыто отвергла распоряжение Суда ЕС и отказалась прекратить вырубку, что привело к печальным последствиям в виде безвозвратного уничтожения значительной части девственного лесного массива. После этого второе распоряжение по этому вопросу было вынесено уже Большой Палатой Суда ЕС. Большая Палата вынесла решение на основании статьи 279 ДФЕС, истолковав ее как предоставляющую Суду полномочия также применить любые меры для обеспечения эффективности решения об обеспечительных мерах, включая применение финансовых санкций в случае их неисполнения.

В ответ на аргумент Польши о беспрецедентности таких мер, заместитель Председателя Суда ЕС указал, что это не так, приведя в пример распоряжение от 20 сентября 2021 года о применении финансовых санкций за неисполнение обеспечительных мер в деле о карьере Туров (C 121/21 Czech Republic v. Poland) (см. мой пост).

В отношении третьего аргумента, использованного Польшей, Суд ЕС отметил, что решение об использовании финансовых санкций всегда остается за Комиссией, и ее отказ от них в одном деле не лишает ее права к ним прибегнуть в других случаях. Отказ Комиссии запрашивать финансовые санкции не должен восприниматься как признание ею факта исполнения стороной обеспечительных мер или как фактор, влекущий за собой уменьшение размера таких санкций в другом деле.

Перейдя после этого непосредственно к рассмотрению ходатайства Комиссии о применении финансовых санкций, заместитель Председателя отметил, что из представленных материалов очевидно, что несмотря на распоряжение Суда ЕС от 14 июля 2021 года, Дисциплинарная Палата продолжает функционировать и рассматривать дисциплинарные дела судей, в том числе и за их обращение в Суд ЕС за преюдициальными заключениями о соответствии национальных нормативных актов праву ЕС. Кроме того, Польша вообще не упоминала о каких-либо мерах, направленных на выполнение возложенного на нее Судом ЕС обязательства приостановить действие всех решений, уже вынесенных Дисциплинарной палатой.

Далее заместитель Председателя Суда ЕС отметил, что распоряжение от 14 июля 2021 года касается обеспечительных мер, соблюдение которых необходимо во избежание нанесения серьезного и непоправимого ущерба правопорядку Европейского союза и, следовательно, правам частных лиц, которые вытекают из права ЕС, а также ценностям, изложенным в ст. 2 Договора о ЕС, на которых основан этот Союз, в частности, верховенству права.

Комментируя намерение Польши принять в течение года ряд мер, направленных на реформирование польской судебной системы, в том числе упразднить Дисциплинарную палату, заместитель Председателя Суда ЕС отметил, что этих намерений недостаточно, чтобы немедленно предотвратить причинение упомянутого выше ущерба правопорядку ЕС.

Перейдя после этого к рассуждениям о размере финансовых санкций в данном деле, заместитель Председателя Суда ЕС указал, что любые предложения, выдвинутые Комиссией в этом отношении, в любом случае не являются обязательными для Суда, рассматривающего такое ходатайство. Суд самостоятельно разрешает вопрос о финансовых санкциях в том размере и в форме, которую он считает адекватной. При этом как размер, так и форма таких санкций должны (а) соответствовать обстоятельствам дела и (б) быть соразмерными платежеспособности этого государства-члена. При этом заинтересованное государство сохраняет за собой право указывать в своих замечаниях тот размер финансовых санкций, который оно считает целесообразным с учетом приведенных факторов.

Учитывая все обстоятельства дела, заместитель Председателя Суда ЕС решил, что Польша должна выплачивать Европейской Комиссии пени в размере 1 000 000 евро в день с даты уведомления Польши о настоящем распоряжении и до тех пор, пока Польша не выполнит обязательства, вытекающие из распоряжения от 14 июля 2021 года, или, если Польша этого не сделает, до даты вынесения Судом ЕС окончательного решения по существу дела C-204/21.

Комментируя эти меры Суда ЕС, можно отметить следующее.

Во-первых, с точки зрения права международной ответственности такие финансовые санкции это не мера наказания за неисполнение обеспечительных мер, а контрмеры, о которых говорится в Проекте статей об ответственности государств за международно-противоправные деяния 2001 года. Такие контрмеры принимаются для того, чтобы принудить государство выполнять взятые на себя обязательства.

Во-вторых, очевидно, что такие санкции прочно вошли в арсенал Европейской Комиссии и Суда ЕС для обеспечения эффективности принимаемых Судом обеспечительных мер и их исполнения.

В-третьих, пока сложно сказать, как принятые Судом ЕС санкции скажутся именно на польских делах, где ситуация зашла в тупик. Конституционный трибунал Польши уже объявил о том, что обеспечительные меры Суда ЕС противоречат Конституции Польши. Без сомнения, такое же решение будет им принято в отношении санкций в деле о Дисциплинарной палате. Тогда в рукаве у ЕС останется последний козырь лишение Польши доступа к многомиллиардным субсидиям, получаемым из бюджета ЕС (речь идет о 24 млрд евро, которые Польша должна получить до 2026 года, а также просьба Польши о займе в размере 12 млрд евро). На этом фоне 1 млн евро в день выглядит несущественным. Но решение об этом выходит за рамки компетенции Суда ЕС и будет приниматься на другом уровне.

Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
guest