Об отсутствии суброгации при исполнении обязательства должника третьим лицом при неодобрении должника

Практика исполнения третьим лицом чужих обязательств в произвольном порядке (без согласия должника и кредитора) довольно распространена в банкротных спорах. Основа для такого интереса, как видится, состоит в приобретении права требования к должнику для целей его последующего противопоставления в деле о банкротстве такого должника.

Верховный Суд Российской Федерации последовательно ограничивал действие новой редакции ст. 313 ГК РФ, а именно ее п. 2 и 5 в той мере, в какой они предполагают переход права требования от кредитора, обязательство перед которым исполнено третьим лицом, к такому третьему лицу.

Во-первых, ВС РФ признал, что такой переход не имеет места в случае исполнения в силу возложения (п. 1 ст. 313 ГК РФ). Сначала это было сказано в ряде Определений ВС РФ, далее – в п. 21 Постановления Пленума ВС РФ от 22.11.2016 № 54.

Во-вторых, такой переход (точнее исполнение третьим лицом конкретному кредитору) заблокирован при введении первой процедуры банкротства, здесь, по мнению ВС РФ, необходимо использовать специальные банкротные механизмы в виде погашения всех требований кредиторов или требований об уплате обязательных платежей (п. 28 Обзора судебной практики по вопросам, связанным с участием уполномоченных органов в делах о банкротстве и применяемых в этих делах процедурах банкротства, утв. Президиумом Верховного Суда РФ 20.12.2016).

Но есть еще одно основание, по которому переход права может быть заблокирован в случае, когда должник возражает против исполнения за него соответствующего обязательства.

Так, соответствующие действия третьего лица в качестве признаваемого правопорядком мотива могут состоять лишь в сохранении своего имущественного интереса, который может быть нарушен при обращении взыскания по долгу должника (1), либо в том, чтобы действовать в интересе должника (2).

Действительно, п. 2 ст. 313 ГК РФ сформирован довольно общим образом и предполагает возможность исполнения чужого просроченного денежного обязательства когда угодно и кем угодно. Но следует признать, что правопорядок ограничивает действия в чужих интересах (1) и уж точно не допускает использование соответствующей возможности для предъявления требования должнику самого по себе (это лишь следствие) (2).

В частности, необходимо учитывать, что произвольное исполнение чужого долга есть одна из разновидностей действия в чужом интересе без поручения. В соответствии с п. 1 ст. 980 ГК РФ действия без поручения, иного указания или заранее обещанного согласия заинтересованного лица в целях исполнения его обязательства (действия в чужом интересе) должны совершаться исходя из очевидной выгоды или пользы и действительных или вероятных намерений заинтересованного лица и с необходимой по обстоятельствам дела заботливостью и осмотрительностью.

При этом в силу п. 1 ст. 981 ГК РФ лицо, действующее в чужом интересе, обязано при первой возможности сообщить об этом заинтересованному лицу и выждать в течение разумного срока его решения об одобрении или о неодобрении предпринятых действий, если только такое ожидание не повлечет серьезный ущерб для заинтересованного лица.

Что касается последствий совершения таких действий при неодобрении должника, то они предусмотрены п. 1 ст. 983 ГК РФ: действия в чужом интересе, совершенные после того, как тому, кто их совершает, стало известно, что они не одобряются заинтересованным лицом, не влекут для последнего обязанностей ни в отношении совершившего эти действия, ни в отношении третьих лиц.

По смыслу приведенных положений получается, что при исполнении чужого обязательства третье лицо:

а) должно спросить должника (никаких препятствий к тому, чтобы сделать это даже до предполагаемых действий а не в ходе их совершения, как это предусмотрено п. 1 ст. 980 ГК РФ, нет),

б) не замещает кредитора в силу суброгации в случае, когда должник возражает против их совершения.

Само по себе то, что согласно п. 1 ст. 980 ГК РФ действия совершаются до испрашивания будущего должника, не отменяет общей идеи: ведь право должника заблокировать такое исполнение (его продолжение) означает, что как только это возможно, должнику необходимо предоставить возможность реализации этого права. Сложно представить, что должника будет невозможно спросить о согласии на исполнение до начала исполнения. Если это так, то норма не может быть истолкована против должника, имея в виду, что у исполняющего третьего лица своего интереса, признаваемого правопорядком, быть не может.

Как представляется, любое иное истолкование допустимых мотивов исполнения чужого долга (опасность утраты своего имущественного интереса или совершение действий в интересе должника) не будет отвечать смыслу соответствующих норм. Если идти от обратного, то надо было бы признать, что исполнение чужого обязательства для суброгации и приобретения требования к должнику в собственных интересах кредитора (оппонирующего самому должнику) допустимо, что вызвало бы конфликт со смыслом п. 1 ст. 981 ГК РФ и означало бы использование субъективной правовой возможности в противоречии с ее назначением (п. 1 ст. 10 ГК РФ).

Что касается интереса в приобретении права за пределами указанных возможностей, то он может быть реализован в рамках совместного волеизъяаления с прежним кредитором в виде соглашения об уступке соответствующего права.

4.5 9 голоса

Рейтинг
статьи

Подписаться
Уведомить о
guest
0 Комментарий
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии