Институты иностранного права в постановлении ВС РФ. Определение СКЭС ВС РФ от 06.02.2023 № 305-ЭС22-15150

Обстоятельства. В начале февраля СКЭС выпустила примечательное определение по делу о взыскании упущенной выгоды. Примечательно оно тем, что коллегия не стала ограничиваться базовыми рассуждениями по классическому типу убытков, а мы получили чуть больше чем просто ссылки на Пленум № 7 (2016). Кроме прочего, коллегия упомянула несколько необычных для российского частного права институтов.

Предвидимость. Во-первых, коллегия, обсуждая возможность взыскания упущенной выгоды, несколько раз упоминает предвидимость. Как известно, в российском праве такой метрики при взыскании убытков нет. Считается, что у нас эквивалентом служит причинно-следственная связь (ПСС). Мол, англо-американское право (ААП) смотрит на то, могло ли лицо предвидеть наступление вреда, а у нас говорят, что действия связаны с последствиями. Это не совсем точно. Причинно-следственная связь (causation) используется и в ААП. Но я бы сказал, что там для выстраивания значимой связи между событием и вредом используется несколько институтов – кроме прочих, ПСС и отдалённость (remoteness). Предвидимость (foreseeability) же хоть и имеет отношение к ПСС, носит скорее субъективный характер – право не хочет вменять лицу ответственность за событие, находившееся за горизонтом его осмысления.

Также в ААП в целом немного иной подход в рамках взыскания договорных убытков. Если у нас говорят, что без ПСС за неимением состава нет отвтственности, в ААП causation и foreseeability это способы отсечь или уменьшить ответственность. Иными словами, там не мыслят, что для убытков нужна ПСС и предвидимость, как сказали бы у нас. Коллеги заходят с другого конца, говоря, что какие-то убытки при их доказанности не взыщут, если ПСС слишком отдалённая (remote) или вред был не предвидим.

Правда предвидимость как критерий в близком нам значении используется в Венской конвенции 1980 (CISG). Например, в определении существенности нарушения (ст. 25), при взыскании убытков (ст. 74). В ст. 74 CISG предвидимость служит именно необходимым элементом взыскания, а не способом ограничения. Также, как видно, в CISG идут дальше и применяют предвидимость в том числе для случаев серьёзности нарушений при расторжении.

Если честно, это первый раз, когда я вижу в судебном акте ВС указание на предвидимость. До этого вроде было только Постановление Президиума ВАС РФ.

Это интересный и полезный институт, который мог бы обогатить наше право. Но не могу не сослаться на мнение А. Г. Карапетова: нам бы сначала научиться нормально убытки взыскивать, а потом думать об институтах, ограничивающих их взыскание.

Заранее оценённые убытки. СКЭС в определении называет их заранее определённые убытки. Это не институт сугубо иностранного права (свобода договора, как вы понимаете), но корни его именно из ААП, где такие убытки кличутся liquidated damages. Особенность их в том, что заранее определённая сумма компенсации должна быть разумно близка к размеру потерь, не носить штрафной, но компенсационной характер. Иначе не взыщут ничего all or nothing и никаких снижений по 333. Действительно, liquidated damages близки к нашей неустойке с разницей в деталях и в частности в том, что у нас не такой строгий подход к критерию компенсационности можно просто снизить. Кроме того, похожий институт есть уже и в Германии pauschalierte Schadenersatz. Не уверен, что смогу это корректно перевести. Дословно обобщённые убытки. Там, кстати, тоже подход всё или ничего. 309 Nr. 5 BGB говорит, что такое условие ничтожно, если не соответствует ряду критериев, в частности превышает компенсацию за возможный ущерб в сравнимых обстоятельствах. То есть стороны не могут взять цифру из головы. Она должна соответствовать разумным обычным последствиям для такого типа убытков.

У нас заранее оценённые убытки тоже дрейфовали по судебным актам, но насколько мне известно, не выше первой кассации (всплывало ещё в определении ВС РФ октября 2020-го, насколько я смог найти, но из уст кассатора – коллегия сама институт не обсуждает).

Что ж, почему бы и нет. Фундаменту свободы договора не противоречит, а дальше кто я такой, чтобы обсуждать, что так можно/нельзя, правильно/неправильно.

P.s. истцом по делу было управление делами президента. Я надеюсь, что все эти новомодные вещи заявлялись именно ими. Если нет, надеюсь, не будут подавать жалобу в Президиум на мотивировку. Всё-таки ценности из недружественных государств. Вроде не должны, выиграли же.

Текст впервые был опубликован в Телеграм-канале ПостГлоссатор.

Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
guest